Сорвал поясницу на трене можно ли продолжать тренироваться

Можно быть за или против Маршала, рехнулся что ли? Таскать кирпичи на спине с твоим-то. Все книги на данном сайте, являются собственностью уважаемых авторов и предназначены. Что бы вы были не на диете(временно) Можно тему уже было бы переименовать немного. РОЖДЕННЫЙ БЕГАТЬ — RunToday. Две жизни, на короткий, слепящий миг слившиеся в одну. Об этом не хочется помнить.

Предисловие Я увлекаюсь бегом большую часть жизни. С прошлого года я начал участвовать в соревнованиях и к бегу добавил велосипед и плавание, но бег остается моей страстью.

Я уве- рен, бег делает нас не только здоровее, но и помогает стать лучше — терпимее и добрее.

СПИСОК ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫХ УЧАСТНИКОВ

Бег делает нас зрелыми людьми. Я прочел множество как художественных, так и науч- ных книг о беге. До выхода книги в России я купил ее в аудио- формате на английском языке и слушал во время пробежек.

Каждый раз мне не хотелось заканчивать тренировку — на- столько интересно было, что же случится дальше. В основе книги рассказ о лучших бегунах на длинные дистанции — племени тараумара, живущем в удаленном районе Мексики. Они прирожденные атлеты, получающие от бега удовольствие.

В финале книги они соревнуются с лучшими бегунами западного мира. Вы знаете, кто победит? Пожалуй, я сохраню интригу. В книге есть все — мексиканские торговцы наркотика- ми, удивительные гипотезы об истории развития человече- 7 ства, описание последних медицинских исследований, ис- тория самых сложных забегов в мире.

Хорошего вам чтения и увлекательных пробежек! Энн Микаэлс. Пока наконец не достиг конечной точки пути, где на- деялся найти его, но не в дебрях диких лесов, куда он, по слухам, частенько захаживал поохотиться, а в полумраке зальчика старой гостиницы на краю пыльного пустынного городка.

Caballo Blanco — Белый Конь.

Берто Симона - Эдит Пиаф

Надо же, я и в самом деле увижу этот призрак мень- ше чем через… — Но уже седьмой час… Женщина пожала плечами: — Возможно, ушел уже. Я рухнул на старый диван: голодный, грязный, уста- лый. Я чувствовал себя полностью опустошенным, и та- кими же ни на что не годными были мои источники ин- формации.

Кто-то говорил, что Кабальо Бланко — бродяга, другие слышали, будто он был боксером, сбежавшим ото всех себе в наказание за то, что убил на ринге соперника во время боя. Никто не знал ни как его имя, ни его возраст, ни откуда он здесь вообще взялся.

Так от бандита со старого Дикого За- пада, который стреляет без промаха, остаются только леген- ды да струйка дыма. Но во всех версиях основные детали оставались незыб- лемыми: Кабальо Бланко прибыл в Мексику очень давно и забрался в самую глубь пустынных, непроходимых Мед- ных каньонов, чтобы жить среди, как их называли испан- цы, тараумара — полумифического племени несравненных атлетов, ведущих отсчет своего появления еще со времен каменного века. Тараумара, наверное, самые здоровые и невозмутимые из всех живущих людей на свете и лучшие бегуны с момента сотворения мира.

На сверхдлинных дистанциях тараумара оставит далеко позади хоть скаковую лошадь, хоть гепарда, хоть олимпий- 10 ского марафонца. Лишь очень немногим представителям ци- вилизации доводилось наблюдать тараумара в жизни, но по- разительные рассказы о них веками просачивались из ка- ньонов. Другой искатель сенсаций потратил де- сять часов на то, чтобы перевалить через одну из гор Мед- ного каньона верхом на муле, а бегун-тараумара проделал тот же путь за полтора часа.

И протянула ему бутыль из тыквы с какой-то жидкостью. Он сделал пару глотков и был поражен приливом энергии, разлившейся по его жилам.

  • Как делать ложемент из поролона
  • Он вскочил, и ноги сами понесли его на вершину, будто хлебнул ударную дозу кофеина. Эта тараумара, как сооб- щал впоследствии верхолаз, хранила к тому же еще и ре- цепт особой заряжающей энергией пищи, которая позво- ляла им пребывать в отличном состоянии, быть полными сил и преодолевать преграды: несколько кусочков этой еды делали их способными бегать весь день без отдыха. Но какими бы секретами ни владели тараумара, храни- ли они их надежно. И по сей день живет это племя среди отвесных скал выше гнезд ястребов, в стране, которую мало кто видел.

    Мир, затерянный в дальнем уголке необжитой Северной Америки, нечто вроде Бермудского треугольника на суше: заблудившиеся в нем бедолаги буй- ные головушки исчезают без следа.

    Про спортпит и тренажёрку

    Чем дальше вы проникаете в глубь Барранкаса, тем сильнее ощущаете, что вокруг вас словно медленно встают стены склепа. Кольцо их сужается, внут- ри расстилается мрак, то тут, то там раздается призрачный шепот; кажется, что каждый выход упирается в отвесную скалу. Заблудившихся охватывает такое безумие и отчая- ние, что они сами перерезают себе глотку или бросаются вниз со скал. Стоит ли удивляться, что лишь очень немно- гие видели родные места тараумара — не считая, конечно, их самих.

    Но Кабальо исчез в дебрях Барранкаса, где, как говори- ли, его приняло к себе племя тараумара, увидев в нем друга и родственную душу — призрак среди призраков. Ну и, яс- ное дело, он овладел мастерством тараумара: приобрел не- обычайную выносливость и научился быть невидимым. Хотя его часто видели в разных местах каньонов, никто, похоже, точно не знал, где он живет и когда появится в следующий раз.

    И если, судя по рассказам, вообще был на свете чело- век, который мог растолковать древние тайные знания та- раумара, так это именно он — одинокий странник с Высо- ких Гор. Я до такой степени был одержим идеей его отыскать, что тогда в гостинице, сидя в полудреме на старом диване, даже вообразил, как мог бы звучать его голос. Парень — бродяга, странствовал всюду, но нигде не притерся, должно быть, жил наособицу и редко слышал собственный голос.

    Он отпус- кал странные шуточки и сам же и хохотал над ними.

    Как делать варенье из розы

    Он громко смеялся и говорил на жутком испанском. Он был шумным, болтливым и… и… Обождите-ка! Я услышал его и, пошире раскрыв глаза, чтобы как следует разглядеть, увидел запыленного, похожего на живые мощи мужчину в драной соломенной шляпе, ко- 12 торый, облокотившись о стойку, добродушно обменивался шутками с милой дамой-портье.

    Его сухощавое лицо было густо покрыто полосками пыли, очень напоминавшими выцветшую боевую раскраску, а торчавшие из-под шляпы клоки выгоревших на солнце волос явно не знали иных средств ухода, кроме охотничьего ножа. Он производил впе- чатление человека, оказавшегося на необитаемом острове… хотя бы из-за того, с какой жадностью разговаривал со ску- чающей за стойкой женщиной.

    Мужчина, все еще улыбаясь, обернулся, и я почувство- вал себя идиотом.

    Домашняя качалка: зимняя, уютная, твоя

    В его глазах я прочел не настороженность, а смятение. Там вообще не было никакого Ка- бальо. Но я вдруг услышал: — Вы меня знаете? Улыбка с его лица тут же сползла, взгляд метнулся в сто- рону выхода, и я понял: еще секунда — и сам он последует в том же направлении. Глава 2 Все началось с простого вопроса, на который никто не мог мне ответить. Я имею в виду загадку из нескольких слов, которая вы- вела меня на фотографию — очень крепкий мужчина в очень 13 короткой юбке.

    Но с этого момента дело приняло еще бо- лее странный оборот. Вскоре я уже вовсю общался с убий- цей, наркопартизанами и одноруким мужчиной с прицеп- ленной к его голове коробкой из-под плавленого сыра.

    Можно ли нетбук подключить к проводному интернету

    Я познакомился с милой светловолосой девушкой — лесным рейнджером: выскальзывая из платья, она находила спасе- ние, бегая обнаженной в лесах Айдахо; с молоденькой сер- фингисткой в мелких косичках, каждый день носившейся в этой пустыне навстречу смерти. Талантливая бегунья, на- верное, так и погибла. Двое других вряд ли избежали по- добной участи.

    И я получил ответ! Но только после того как попал на самые умопомрачительные состязания в беге, каких никог- да еще не видел мир, а точнее — это была ходьба, некое тай- ное противоборство, в котором выступали друг против дру- га лучшие бегуны нашего времени на сверхдлинные и луч- шие супербегуны всех времен на дистанцию 80,5 километра по тайным тропам.

    Неделей раньше я вышел на обычную пятикилометровую пробежку по заснеженной сельской до- роге и вдруг взвыл от боли. Схватившись за правую ступню и изрыгая проклятия, я повалился на снег. Придя в себя, я попытался определить, насколько сильно кровотечение. Должно быть, я напоролся на острый камень или на старый гвоздь, вмерзший в лед. Он отправил меня на рентгенологическое исследование и, пронаблюдав, как я ковыляю, объявил, что я серьезно повредил кости, расположенные параллельно своду стопы, о существовании которых я даже не подозревал.

    И даже не по асфальту, а глав- ным образом по грунтовым дорогам. Тело человека не предназначено для злоупотреблений подобного рода, — ответил доктор Торг.

    Сокращённые тренировки их "+" и "-"

    Я точно знал, что он имеет в виду. Мой рост — метр 93 сантиметра, вес — килограмма. Я часто слышал, что муж- чины с такими габаритами самой природой предназначены для того, чтобы стоять наготове под баскетбольным коль- 15 цом или закрывать от пуль президента, но не корежить сво- ей массой тротуары. И с тех пор как мне стукнуло сорок, я начал понимать почему.

    За пять лет, прошедших с момента как перестал забрасывать из-под корзины передаваемые мне мячи и попытался стать бегуном-марафонцем, я дважды разрывал подколенное сухожилие, неоднократно растяги- вал ахилловы сухожилия, попеременно растягивал связки обоих голеностопных суставов, у меня регулярно болели своды стоп, и мне приходилось спускаться по лестницам на цыпочках и задом наперед, ибо боль не позволяла мне на- ступать на пятки.

    И теперь, по-видимому, последнее не бес- покоившее меня место присоединилось к общему мятежу. Самое необъяснимое было то, что в других отношениях я, похоже, был неуязвим. Я носился по ско- ростным трассам IV класса сложности на бугиборде, сколь- зил по гигантским песчаным дюнам на сноуборде и гонял на горном велосипеде по заповеднику Бэдлендс в Северной Дакоте.

    И отправлял репортажи из трех зон боевых действий в Ассошиэйтед Пресс — по нескольку месяцев жил в раз- ных регионах Африки, где царило полное беззаконие, и все это не причиняло мне никаких мучений — ни душевных, ни физических.

    А тут… Пробежался трусцой по улице — и вот… катаюсь по земле как подстреленный. Получи я такую травму в любом другом виде спорта, меня, без сомнений, признали бы непригодным. Но в беге — это нормально. Те бегуны, кто вообще не знает, что такое травмы, считаются чем-то вроде мутантов.

    Известно, что восемь из десяти бегунов получают травмы каждый год. И не важно, много весите вы или мало, быстрый вы или не 16 слишком, чемпион по марафонскому бегу или за волосы поднимаете себя на пробежку по выходным, вы, как и про- чие, одинаково рискуете ушибить колени, голени или бед- ра или растянуть подколенные сухожилия.

    И когда вы в сле- дующий раз соберетесь поучаствовать в общем забеге, по- смотрите на бегунов справа и слева: по статистике только один из вас вернется к нему через год. Кстати сказать, никакие изобретения не помогли: как разбивались в кровь, так и разбиваются. Ситуация даже ухудшилась: разрывов ахиллова сухожилия стало больше на десять процентов.

    Бег, похоже, являет собой вариант фитнеса, соответствующий вождению автомобиля в нетрезвом виде: возможно, вам удастся безнаказанно погонять часок-другой и даже не- сколько позабавиться, но прямо за углом вас ожидает не- минуемая катастрофа. Известно ли вам, какие нервы проходят у вас в ступнях?

    Те же самые, что про- низывают сетью ваши гениталии. Ваши ступни подобны вед- ру для мелкой рыбешки, полному чувствительных нейронов, и все они так и шныряют туда-сюда в поисках ощущений. Стоит лишь чуточку подразнить эти нервы, и нервный им- пульс со скоростью ракеты промчится по всей вашей нервной системе; вот почему щекотка и ступнях может перегрузить пульт управления и вы шить судороги всего тела.

    Комментарии

    Нет ничего удивительною в гом, что южноамериканские диктаторы имели при себе амулет в виде ступни — на слу- чай когда им бывало нужно справиться с упрямым против- ником; испанская инквизиция изобрела бастонаду — спо- соб пыток, когда жертв связывали и палками били по сво- дам ступней, а самые жуткие садисты всего света охотно приняли его на вооружение.

    Красные кхмеры и мерзавец, сын Саддама Хусейна, Удай были большими поклонника- ми бастонады, потому что знали анатомию. По способнос- ти мгновенно передавать сигналы в мозг со ступнями сопо- ставимы лишь лицо и кисти рук. А если говорить о воспри- ятии нежнейшей ласки или мельчайших песчинок, то боль- шие пальцы ног так же обильно пронизаны нервами, как и губы или кончики пальцев рук.